Долой условности

Когда речь идет о родительской любви, очень часто взрослые полагают, что ребенок должен ее заслужить каким-то своим поступком или достижением. «Я тебя люблю за…» — одна из самых распространенных формул выражения любви. «Я тебя не люблю, потому что ты…» — не менее популярная форма лишения ребенка этой самой любви.

Любить по-мужски

Есть как минимум четыре хороших книг, посвященных тому, как любить детей. Три из них написаны… мужчинами! Это легендарный польский педагог Януш Корчак и его известная книга «Как любить ребенка» и двое наших современников — Росс Кэмпбелл, американский психолог, автор книги «Как на самом деле любить своего ребенка» и Гинтарас Хоментаускас, литовский психолог, написавший книгу «Семья глазами ребенка». А значит, кому как не нам, мужчинам, лучше всего знать о том, что такое родительская любовь?!

А судьи кто?

Дети — лучшие судьи взрослым. Их оценки категоричны, но они не слишком требовательны. Усвоив с пеленок, «что такое хорошо, что такое плохо», теперь они сравнивают себя с вами. И будь то мальчик или девочка, их ожидания и требования к отцу очень схожи.

Мужчина ее мечты…

Она — наша дочь, девочка, чей отец — не просто родитель, но и первый пример мужчины, на который, возможно, она будет потом ориентироваться, выбирая себе спутника жизни. Каким же должен быть этот пример? О каком отце мечтает каждая девочка?

Нередко отцы теряются, оставаясь один на один со своими дочерями. С сыном всегда проще, ведь с ним вы одного, «мужского племени». А как быть с дочерью и со всеми ее заколками, платьицами, бантиками и куколками Барби? Разделение по принципу «отец с сыном, мама с дочерью» существует во многих семьях, где воспитанием дочери занимается исключительно мама.

Мужчина его мечты…

Он — наш сын, мальчик, такой, каким когда-то были мы сами. Так какой же мужчина ему необходим? О каком отце он мечтает?

Мечтать не вредно

Давайте попробуем вспомнить, какого мужчину рядом с собой мы мечтали видеть, когда сами были детьми. Каким вам виделся идеальный отец, дедушка, может быть, старший брат? Должен ли он был являть собой образец строгости, пример «настоящего» мужчины, сильного и духом, и телом, которому так хотелось подражать, на которого так хотелось быть похожим. Или вы хотели видеть рядом с собой заботливого и ласкового мужчину, не чурающегося ваших детских занятий, капризов и ласк, уделяющего вам достаточно времени.

Идеальный отец глазами ребенка

Итак, мы открываем первые страницы «папиной» половины книги. Но это не значит, что женщинам неинтересно прочесть, что здесь написано. Напротив, как я уже говорил, деление на «папину» и «мамину» половины книги довольно условно и шутливо, поэтому каждому заботливому родителю, независимо от своей половой принадлежности, я бы рекомендовал прочитать обе половины книги. Но акцент здесь все же будет сделан именно на роли отца в жизни ребенка и взаимоотношениях между папой и его детьми. Мамам знать об этом будет не менее полезно, чем самим папам.

«Ой, он у меня такой застенчивый…»

Однако родители переступают рамки дозволенного не только когда вмешиваются в отношения своих детей с другими людьми или командуют на их территории, даже если этой «территорией» является тело ребенка. Есть еще масса ситуаций, когда взрослые, осознанно или нет, нарушают психологические границы ребенка, например, обсуждая ребенка с другими людьми в его присутствии. Вы спросите — ну и что тут такого? Все родители разговаривают о своих детях, и никто при этом ничьи интересы не ущемляет.

«Что это ты с собой вытворил?!»

Но самая личная вещь, принадлежащая ребенку, которую, тем не менее, нередко пытаются взять под свой абсолютный контроль взрослые, — это его тело. В этой связи вспоминается вопрос, который задал аудитории во время своего выступления мой немецкий коллега Мартин Грабе: «Кому должно принадлежать наше тело?». Ответ, конечно, был очевиден — наше тело принадлежит нам и никому другому.

«А ну-ка, что тут у нас?!»

У каждого из нас есть потребность в приватности. Это касается как наших мыслей и чувств, которые мы не хотим демонстрировать окружающим, в том числе и близким нам людям, так и нашего физического пространства — будь то отдельная комната, любимая мансарда или коллекция каких-то милых безделушек.

Поэтому мы злимся, если кто-то пытается залезть нам в душу или без нашего ведома навести порядок на нашей территории. Яро отстаивая свое право на тайну и собственный угол, мы не всегда признаем аналогичные права за своими детьми.

Наши клиенты